- Богдан, какую задачу должны решать оптово-распределительные центры?
- Сегодня сельхозпроизводители производят свою продукцию в виде сырья – картошка в поле, мясо (что до убоя, что после) и так далее. А торговые сети хотят видеть продукт в упакованном виде, помытом и расфасованным в случае картофеля; порезанном, упакованным в случае мяса. И между этими требованиями оптовых потребителей и качеством продукции сельхозпроизводителей есть определённый зазор, а мостика через него нет. Вот наш проект и есть такой мостик. 
- Как среди производителей, так и среди оптовиков есть очень крупные компании, которые выстроили свою логистику, значит, вы будете работать на мелкий и средний бизнес?
- На любой. Наши услуги потребуются и агрохолдингам. Крупный сельхозпроизводитель может купить упаковочную линию под один вид упаковки, а если завтра торговая сеть попросит другую упаковку? Покупать новую линию? А если послезавтра сменится сеть и у новой будут другие требования? Есть и другие очевидные вопросы, например, строительство современных мультитемпературных складов. Это дорогое удовольствие, тогда, может быть лучше арендовать ячейку для хранения в ОРЦ?    
Крупные сети себе логистику обеспечивают, макароны доупаковывают, картошку. Для них основное – работа с розничным покупателем, их забота, чтобы на полке был правильный продукт. Всё что касается доработки, фасовки, хранения – это те услуги, которых не хватает на аграрном рынке. При этом хочу отметить – закупщиком и торговцем мы не будем. Мы стараемся создать подотрасль – услуги по доработке и хранению продукции сельского хозяйства.
- Каждый должен заниматься своим делом?
- Мы строим места хранения по последнему слову техники. С точки зрения инвестиций – капзатраты высокие, ведь у нас есть грязная и чистая зона, услуги помывки, калибровки и прочее. Это мощности, которые должны быть у каждого, но для создания их в рамках одного хозяйства цена вопроса одна, а одновременно для 20 пользователей ОРЦ – общие затраты меньше, это же очевидно. Ведь здесь необходимо учитывать не только строительство складов, но и логистику, закупку и ремонт оборудования, штат сотрудников. Кроме того, я говорил про разную упаковку, мы можем паковать сельхозпродукцию в любую упаковку, под любой торговой маркой. Из продукции различных производителей хранящейся в ОРЦ, можно сформировать заказ любого объёма, однородный по качеству.
- Можете ли вы привести пример с конкретными цифрами?
- Вот приблизительный расклад по картофелю, например. Стоимость картофеля осенью – 7-8 рублей, зимой она может достигать 30 рублей за килограмм. Затраты по хранению за 4-5 месяцев составят не более 5-10 рублей в зависимости от срока хранения. При этом цена – прозрачная, мы можем показать свои затраты, показать расходы по каждой операции. Одна из задач проекта – кроме создания материальной инфраструктуры – информационное сопровождение с точки зрения ценообразования. Чтобы  сельхозпроизводитель мог выставить выращенную продукцию, например, столько-то тонн картофеля у него для продажи, с учетом затрат на хранение он хочет такую-то цену. То же по борщевому набору, по молоку и так далее. Сетевики, со своей стороны, выставляют свои заказы на продукцию. То есть наша идея создать своего рода биржу, а на первых порах это будет просто информационная площадка, чтобы можно было понять: у кого и по каким ценам есть продукция. Будет выставлен и прейскурант по услугам ОРЦ от сервисного оператора: сколько стоит сегодня помывка, сколько упаковка, сколько доставка на километр до каждой точки. Чтобы производитель мог оценить стоимость своего товара для другого города. То есть он приходит и по меню заказывает – мне нужно помыть, отшлифовать, и в такую точку доставить продукт по такой цене. «Можете?». «Можем», - отвечаем мы и доставляем.
- Это же будет и место привлечения различных покупателей, как крупных, так и малых?
- Да, безусловно, покупателю, вместо того, чтобы ехать в одну деревню за картошкой, в другую за молоком, в третью – за мясом, достаточно будет приехать в ОРЦ. Здесь будет весь набор продуктов – овощи, мясо, рыба, «молочка», фрукты, вся бакалея, и всё по оптовым понятным ценам. Причём можно выбирать из товара разных производителей по каждой категории, как областных, так и из других регионов.
- Какую долю региональной продукции вы можете охватить?
- Начальный объём – 10-15%, впоследствии до 30-40% вполне можно будет пропускать через ОРЦ. Наша цель не перетягивание клиентов, а стремление показать экономическую выгоду работы через ОРЦ, у которого нет аналогов, нет другой точки, где бы были и оптовые рынки, и овощехранилища, и транспорт. Сейчас всё это есть – но отдельно. Очевидно, что логистическое плечо здесь просто исчезает. Плюс к этому– ликвидность площадки, здесь всегда есть качественная продукция, есть что выбрать.
- Вы говорите об услугах для производителей сельхозпродукции. Сколько этих услуг, и когда ими можно будет воспользоваться?
- У нас планируется более 30 сервисов по доработке продукции до товарного состояния – самые разные, в том числе, дозревание овощей и фруктов, это делают для себя крупные игроки, а теперь все могут получить эту услугу. Все сервисы будут доступны уже при сдаче первой очереди ОРЦ. Морозильный терминал привязан к ЖД и контейнерной площадке – он, в основном, под рыбу и мороженное мясо, там же дефростация, упаковка, глазирование.
- Система центров ОРЦ рассчитана для работы по всей стране? 
- Конечно, важной частью станет межрегиональное взаимодействие. Потребители, как из соседних регионов, так и из Екатеринбурга и Владивостока будут видеть предложения на площадке в Новосибирске. У нас в стране объективно мясо больше производят Белгород и Брянск, молоко – Татарстан, Ростов – яблоки. Когда люди видят, где какое предложение, то цены становятся более понятными, а их скачки сглаживаются. При федеральной логистике везти из Новосибирска в Екатеринбург груз «газелью» невыгодно, это работа для полностью загруженной фуры – разные транспортные расходы. Сейчас мы даже ведем переговоры с РЖД по перевозке реф-контейнером по льготному тарифу – это совсем другие цены. Не секрет, что сейчас фрукты и овощи часто перевозят не холодными фурами, а просто «с открытой форточкой». 
Екатеринбург объективно является дефицитным регионом по ряду позиций, и логистика от Новосибирска до Екатеринбурга понятна, следовательно, внутренний экспорт в Екатеринбург новосибирской и алтайской продукции – одна из наших задач. Пока нет ОРЦ не понятно, куда заходить в Екатеринбурге – на оптовую базу? Это вариант, но тут есть вопрос прозрачности процесса. 
- Когда стоит к вам обращаться, имея в виду будущее сотрудничество?
- Запуск первой очереди через год, но обращаться к нам надо прямо сейчас, потому что пока есть возможность для крупных игроков добавить сервисы и функции, доработать проект под задачи конкретных игроков. Стадия проектирования завершена, но ещё можно внести изменения. Например, помывка салатов требует много воды, значит эту опцию необходимо участь при прокладке коммуникаций, чтобы потом не переделывать. Могу привести и другой пример: на семинаре в рамках выставки «Агросиб», где я рассказывал о проекте, прозвучало предложение сделать хранилища меньшей ёмкости. Прежде планировались ячейки 800-1000 тонн, сейчас будут 200-400 тонн. Для нас первые два-три года запуска площадки важны с точки зрения аккумулирования правильных объёмов. В своей финансовой модели мы закладываем более консервативные ставки по услугам и аренде, чтобы привлечь клиентуру. Для нас важен правильный поток, нужно обеспечить критическую массу спроса и критическую массу предложения. 
- Ваш проект получил поддержку областного Совета по инвестициям. Вы сотрудничаете с региональным министерством сельского хозяйства? 
- Мы становимся долгосрочными резидентами региона, нам необходимо отвечать потребностям региона, давать понятные и более льготные условия для местных производителей. Естественно, мы с минсельхозом согласовываем различные вопросы, в том числе и участие в различных мероприятиях, будем проводить свои конференции рассказывать о своём проекте, потому что не секрет – есть определённый скепсис, поскольку информации об ОРЦ мало. Мы готовы рассказывать и выслушивать мнение аграриев. Нам важно, чтобы все понимали: сельхозтоваропроизводитель может приехать и сбыть продукцию одним днем, может иметь постоянную точку для сбыта – если он более крупный. Может заложить продукцию на хранение, заказать сервисы по ее доработке и доставке. Те же молочники свою продукцию могут фурами довести до города, а развести по магазинам фурами – нереально. Закупать еще и «газели» - дорого, кроме того, нужно найти где перегружать с машины на машину… А у нас – понятный кроссдок, стоимость операции невысокая, а через дорогу от нас находятся ритейлеры – местные и федеральные. Это вопрос малого логистического плеча. Поставщики, ритейлеры и логисты могут находится в одной точке, аккумулируя потоки как между городами и в регионе.
- С кем вы планируете сотрудничать в соседних регионах?
- Мы будем налаживать взаимодействие ОРЦ с локальными овощехранилищами как в Новосибирской области, так и в Омске, Томске, Барнауле, Кемерово. Будем создавать центры меньшего формата, которые займутся хранением на месте – там, где это будет необходимо. У нас нет цели конкурировать с существующими овощехранилищами, наша цель – межрегиональные центры, но создавать инфраструктуру среднего и малого звена. Сейчас каждый обеспечивает себя, как может. Лидер это «Магнит», который успешно развивается за счет собственных мощностей, но компании мельче не имеют такой возможности и проигрывают в конкуренции. Аналогичные ОРЦ за рубежом поддерживают, в первую очередь, малого и среднего производителя, вплоть до киоска, ресторана, тех кто сам не может свою логистику создать. В России создается свой формат, у нас, например, есть потребность в овощехранилищах, а там их нет. У нас достаточно сложная задача – объединить всех игроков на одной площадке.
- Кто для вас – основной клиент? 
- Для нас важны все, я это подчёркиваю. Как бы то ни было, федеральные сети предлагают наибольший спрос и самый понятный , его нужно удовлетворять. Отдельный производитель не может это сделать, только агрегируя, концентрируя производителей за счёт кооперации, аккумулируя поставки в ОРЦ, можно заказ сетей выполнять. 
При этом каждый участник видит стоимость и прозрачность услуги. Мы зарабатываем не от того, что как можно дороже продаем услуги, мы зарабатываем от трафика, оборота больших объёмов и грузопотоков. Наша цель – сотни тысяч, а то и 1-1,5 млн тонн в год оборота продукции и небольшая маржа с большего объема. Небольшие трейдеры тоже смогут работать на нашей площадке, это нормально, но они должны быть прозрачными и эффективными. Одни производят, другие торгуют.
- Как сотрудничество с ОРЦ отразится на сельхозтоваропроизводителях?
- Это даст возможность эффективным хозяйствам развиваться быстрее. Сейчас даже эффективному производителю, имеющему прибыль, не хватает ресурса закупать оборудование, строить хранилища. Ему диктуют условия посредники. А получая услуги по понятной цене в ОРЦ, он может свободные средства тратить на расширение основного производства.
Даже для крупных сельхозтоваропроизводителей создание собственных розничных сетей, своих ОРЦ – непрофильный бизнес, им проще отдать эти задачи на аутсорсинг. Раньше не было такой возможности, и все старались интегрироваться, но вертикальная структура в данной отрасли – сложная, ее трудно контролировать. 
- Какой минимальный объём продукции можно будет продать в ОРЦ?
- В торговых павильонах мы выделяем точки под сбыт чуть ли не от мешка картошки. В идеале – создание организации вроде кооператива, который бы распределял площади между малыми производителями. Мы вместе с руководством Министерство сельского хозяйства РФ работаем над тем, чтобы создать такой кооператив и готовы сами участвовать в нём. Мы видим свою социальную нагрузку в том, чтобы развивать местного, регионального сельхозпроизводителя. Здесь важен баланс между местной и привозной продукцией, ОРЦ позволит легче контролировать товарные потоки. Кроме того, вводя продуктовые антисанкции, нам необходимо как можно эффективнее организовать новые схемы снабжения продовольствием, наладить новые товарные потоки. Федеральное Министерство сельского хозяйства видит в ОРЦ эффективный инструмент для решения этой задачи. 


Врезка:
Сеть состоит из пяти ОРЦ, которые будут построены в Москве, Ростове-на-Дону, Екатеринбурге, Новосибирске и Владивостоке. Сеть предлагает комплекс услуг по хранению и доработке сельхозпродукции до товарного состояния. Сеть ОРЦ будет способствовать перераспределению продуктов между регионами, а также оптимизации продуктового рынка.

Врезка: 
Новосибирский ОРЦ расположится в 12 км от областного центра. Общая площадь ОРЦ 210 тыс кв м, первой очереди – 83 тыс кв. м. В первую очередь войдут около 30 объектов, это овощехранилища с доработкой, калибровкой помывкой, фасовкой овощной группы: картофель, свекла, морковь, капуста, лук, а также кроссдоки и торговые павильоны.
В 2017 году планируется достроить мультитемпературный терминал и морозильный терминал – под рыбу и мясо.
Строительство второй очереди – 2018 год, запуск в 2020 году, выход проекта на проектную мощность – 2022 год.  

Врезка:
В 2017 году прибыль минус 200 млн рублей, а выручка 1,2 млрд. В 2019 году  прибыль – 800 миллионов, выручка 4,9 млрд рублей.  
Финансирование проекта на 25% планируется из собственных средств. Ведутся переговоры о сотрудничестве с банками: Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, ВЭБ, Россельхозбанк.